30 ноября - 7 декабря

На основании постановления крайкома ВКП(б) от 6 декабря 1929 года газета «Средневолжская коммуна» была переименована в «Волжскую коммуну». Редактором, при котором газета последний раз изменила свое название, был Филипп Ксенофонтов....(подробнее читайте ЗДЕСЬ - ред)

1920 г.

Больше-Каменский волостной съезд Всероссийского Союза работников просвещения и социалистической культуры в числе других социалистических культурных начинаний вынес резолюцию о необходимости борьбы с площадной бранью, особенно «матерщиной», как пережитком темноты народной. Для этого члены союза снабжены соответствующими удостоверениями на право ведения такой борьбы. Отвратительной привычке народа дореволюционного периода пора положить предел. После борьбы с физическим отравлением народа алкоголизмом, пора приступить к активной борьбе и с отравлением духовным, каковым является брань...

 

1921 г.

Вчера,  2 декабря, в пять часов дня, экстренным поездом прибыли в Самару знаменитый полярный исследователь Фритиоф Нансен и представитель английского комитета международной организации медицинской помощи доктор Фаррер. Вечером профессор Нансен посетил оперу, где публикой ему была устроена овация. Знаменитый путешественник и ученый приехал к нам организовать посильную помощь в нашем бедствии — голоде.

***

Основная черта новой экономической политики - переход к государственному капитализму, т.е. предоставление простора частной предприимчивости, частному капиталу под контролем и руководством государства... За последнее время в губернии замечается быстрое повышение цен на кустарные изделия. В связи с этим предлагается всем правительственным учреждениям и лицам губернии, а также всем прибывающим из других губерний за покупкой кустарных изделий обращаться прежде всего в Губкустпром и только в случае отказа с его стороны разрешается обращаться к частному рынку.

1922 г.


Самарская губерния, в юго-восточной части, имеет колоссальные залежи горючего сланца. Запасы их исчисляются в 100 миллиардов пудов. Если учесть, что топливный вопрос в нашей губернской промышленности является одной из слабых сторон, благодаря дороговизне прежнего основного топлива — нефти, то станет ясно, что разработка сланцевых залежей значительно облегчат дело хозяйственного строительства губернии.

1925г.

26 ноября на Самарском хлебном базаре в привозе было: 17 возов перерода, 50 возов русской, 5 возов ржаной муки простого размола. Настроение крепкое. Столь же слабый привоз хлебов отмечается и по остальным рынкам губернии, так как в такое бездорожье крестьянина на базар гонит крайняя нужда.
***
В виду большого разнообразия, а иногда и произвольности надбавок на товары широкого потребления в кооперативной торговли и даже в среде госторговли губвнуторгом разрабатывается вопрос о размере допустимых надбавок на сахар, соль, керосин, масло, мясо и другие продукты. Шкала этих надбавок на днях будет распубликована.

 

1934 г.

После прилета самолета «Волжская коммуна» в Обшаровскую МТС на праздник колхозной зажиточности, 16 колхозов МТС начали сбор средств на постройку своего самолета. В первые три дня собрано более 4000 рублей. К дню Красной армии МТС будет иметь свой самолет – «Обшаровский колхозник».

1941 г.

Позавчера, 1 декабря.  в драматическом театре им. А.М. Горького состоялась первая из организуемых  местным отделением Всероссийского театрального общества встреч писателей, композиторов, театральных деятелей с работниками искусств и журналистами. На встрече выступили писатель Илья Эренбург и композитор Д. Шостакович. Тема выступления И. Эренбурга — моральный облик солдата гитлеровской грабь-армии. Писатель поделился своими наблюдениями, накопленными во время поездок по Испании, Франции и полученными во время посещения фронта отечественной войны. Д. Шостакович с изумительным мастерством исполнил скерцо из своей пятой симфонии и сыграл партию рояля в сонате для виолончели...

 

 

 

 

1961 г.

Это было 6 декабря 1941 года. Стояло морозное утро. Бойцы нашей бригады, наступавшей в направлении села Дорохово, расположенного в нескольких десятках километрах западнее Москвы, дружно поднялись в атаку на врага. Но чем дальше мы продвигались вперед, тем шире становился разрыв между нашей бригадой и соседом справа. Этим воспользовались немцы. В стыке частей сосредоточилось до полка пехоты противника с танками. Мы — комбриг и я, командующий тогда артиллерией бригады — быстро выдвинули свой противотанковый резерв — шесть 57-миллиметровых пушек. После первых залпов наших орудий три немецких танка загорелись. Остальные отошли на высоту. В это время я заметил, как к нам перебегает группа одетых в полушубки бойцов. Вскоре ко мне подошел молодцеватый офицер:
-Командир дивизиона майор Карасев прибыл в ваше распоряжение. Мы определили по карте цель. Обстановка создалась исключительно напряженная: танки немцев опять начали продвигаться к нашим позициям.
-Товарищ майор, дивизион готов к открытию огня, доложил Карасеву радист.
-Огонь! - отрывисто скомандовал командир дивизиона «катюш». Шипя, прочеркивая дымный след в морозном воздухе, пролетели над нами двенадцать ракет. Залп накрыл боевые порядки пехоты и танков. Море огня образовалось там, где с оглушительным треском разрывались ракеты. В воздух летели обрывки гусениц, комья мерзлой земли. Немцев охватила паника. Так только двумя залпами «катюш» немецкий полк был разгромлен. ...Двадцать лет прошло с тех пор. Но тот день навсегда врезался мне в память: тогда был похоронен миф о непобедимости немецко-фашистских войск.
А. Полянцев, генерал-майор артиллерии в отставке.
(А в последующем и сотрудник «ВК» - ред.).

2009 г.

80 лет тому назад на основании постановления крайкома ВКП(б) от 6 декабря 1929 года газета «Средневолжская коммуна» была переименована в «Волжскую коммуну». Редактором, при котором газета последний раз изменила свое название, был Филипп Ксенофонтов. В Самару на должность редактора газеты «Волжской коммуны» Ксенофонтов приехал в 1929-м. Он - не новичок в газетном деле (к тому времени у него уже был опыт редактирования краевой газеты Средне-Азиатского Бюро ЦК ВКП(б) «Правда Востока»). На страницах «Волжской коммуны» появляются его статьи на политические и экономические темы, причем круг их не ограничивается местными рамками... Но самый большой резонанс вызвали «Злые заметки», опубликованные в «Волжской коммуне» 21 июня 1930 года. Фельетон по тем временам смело обличал приспособленцев, бюрократов и обывателей с партийными билетами. В «Злых заметках» (их перепечатала одна из столичных газет) кто-то в высших эшелонах власти усмотрел (и не без основания, заметьте) подрыв устоев. Из ЦК тут же последовала команда: «Снять!».
И сняли. Однако не только за фельетон. Заместитель редактора Корчемник, по утверждению одного из сослуживцев, выкрал и переслал в ЦК личное письмо Филиппа Алексеевича, где содержались достаточно откровенные высказывания о положении в партии. А одним из первых в досье на Ксенофонтова оказался документ с показаниями журналиста «ВК» Шептухина: «В 1929 году в краевой газете «Волжская коммуна» образовалась группа, возглавляемая Филиппом Ксенофонтовым, которая овладела редакцией, открыто ведя дискредитирующие партию и власть издевательские разговоры, использовала страницы газеты для клеветнических выпадов против партии... Участники троцкистской группы собирались в кабинете редактора Ксенофонтова и речи направленные против ру­ководства ВКП(б)», из кабинета редактора раздавались при этом открыто…».
Да, не был Филипп Алексеевич белым и пушистым по отношению к генеральной линии. Открыто, как сказано в письме, ставил под сомнение исторические решения, пытался как-то по какой-то своей колее идти. Мнение свое имел и, самое страшное, высказывал его среди товарищей, как ему тогда казалось, по работе. И, по-видимому, нецензурно (не с лексической, а политической точки зрения). Ведь, как в любой шутке есть только доля шутки, так и в доносе этом наверняка есть доля правды... Представляю, как это бывало: номер подписан «в печать», на столе среди оттисков отыскиваются и раскладываются традиционные для «Коммуны» прошлого века шахматы. Кто-то уже сгонял за «казенкой». И начинается неспешный откровенный мужской разговор за жизнь и политику... И дым коромыслом. Чтобы проветрить кабинет - открывают двери. А разговоры ведутся отнюдь не шепотом. Ну, и понятно, «что потом»…
...Арестовали Ксенофонтова в Самаре 16 марта 1937 года, как «троцкиста-двурушника»....Официальная справка утверждает, что Ксенофонтов умер в тюрьме, в январе 1938 года. До суда. По другим сведениям Филипп Алексеевич Ксенофонтов, уже ни на что не надеясь, добровольно ушел от суда и следствия, покончив с собой в тюрьме осенью тридцать седьмого...
Впоследствии Филипп Ксенофонтов, как водится, был полностью реабилитирован. Только вот, что случилось потом с журналистами Корчемником и Шептухиным неизвестно. Может быть, они прожили долго и счастливо, рассказывая потомкам о том, как хорошо было раньше. Мол, вот раньше жизнь... Но в «Волжской коммуне», за прошедшие 80 лет их заметок «замечено не было. К чести газеты, будет сказано. (Полностью этот материал читайте ЗДЕСЬ - ред.).

Составил Сергей Голышков

Новости партнеров
Новости партнеров 16+