17 ноября в истории и архиве "ВК"

1920 г.

Неделя ребенка в Самаре

С 28 ноября по 5 декабря сего года в Самаре и губернии объявляется Неделя ребенка. Главное назначение этой недели - всемерное оказание помощи детям всех возрастов и категорий, как организованных и находящихся в детских домах, школах, очагах, детских садах, так и неорганизованных беспризорных и нуждающихся в социальной помощи продовольствием, предметами первой необходимости (одежда, обувь, белье), учебным инвентарем, медицинской помощью и помещениями, а также проведение широкой пропаганды и агитации через печать и устно идей коммунистического воспитания и просвещения.

   

1928 г.

О музейной сохе и контрреволюции…

Тихо и пустынно в залах областного музея. Спокойно и безмятежно стоит мебель, когда-то поставленная сюда местными буржуями. На одной из стен переглядываются и подмигивают друг другу и посетителям мадонны эпохи Возрождения. С противоположной стены аристократическая дама нежно улыбается царскому генералу в царских же орденах…

Заведующий художественным отделом здесь Василий Витальевич Гундобин. Раньше, при меценате - купце Пермякове - он цветочки рисовал и на стены вешал. Теперь же, когда нужно вместо цветочков кое-что другое изображать, он заявил, что сам - человек прежнего уклада и принципиально ничего не пишет. После этого понятно, что не случайно художественный отдел под таким руководством заполонил музей самыми посредственными работами. Если наверху музея царствует сомнительной ценности старина, то среди экспонатов внизу центральное место занимает соха, а в архивных шкафах - дела полицейского уголовного суда, протоколы заседаний городской думы и земской управы периода чехоучредиловщины в Самаре, планы самарской тюрьмы, многочисленные снимки завода №43 и прочие безделушки. А где, позвольте спросить, картины, отражающие героику гражданской войны, историко-революционные эпизоды, новый быт, социалистическое строительство? Ведь картины такие у нас уже есть, так почему их нет в музее? Прав был писатель Истрати, который после посещения нашего музея написал в столичных газетах: "Повсюду - историческая ветошь, картины, на которых полнотелые дамы, выставляющие свои пышные телеса перед царскими генералами в орденах, скульптуры, изображающие никому неизвестных деятелей старого режима..." А в книге посетителей музея Истрати коротко написал: "Не могу восхищаться работой, которую считаю контрреволюционной". И опять же с его определением нельзя не согласиться и принять меры к перестройке работы музея, подобрав для этого соответствующие кадры.

А. Илов.


1945 г.

Разговор по душам в милиции

Женщина в белом берете, дождавшись, когда дежурный, не отрываясь от груды бумаг, спросил: "Что вам угодно", начала свой рассказ:

- Меня сюда послали соседи по квартире. Очень просили доложить о грязных делах, которые творятся в нашем доме…

- Грязные дела? Это интересно, - дежурный потянулся за ручкой…

- Очень, очень грязные. Начнем с двора: ни пройти, ни проехать. Однажды в наш двор инспектор зашел, так его помоями с четвертого этажа облили…

- Позвольте, гражданка, вы о чем показания даете: если грязные дела, то причем тут помои. Или вы считаете, что был совершен акт по дискредитации государственного чиновника?

- Так я о грязи во дворе говорю. Мы обращались и в санинспекцию - бесполезно. Деньги за обслуживание с нас берут аккуратно, а вот чтобы сделать что-то… Мусор не вывозится, вся канализация разрушена, кругом вода. Прямо безобразие, издевательство какое-то. Должна же милиция заниматься вопросами антисанитарии? Верно говорю?

- Совершенно верно, - уразумев, в чем дело, произнес дежурный и принялся составлять протокол. - Итак, фамилия, имя, отчество. Ах, простите, эта графа не для вас. Дайте мне точный адрес.

- Пишите, - обрадовалась посетительница. - Ленинградская, 77. Большой такой четырехэтажный дом. Может, знаете…

Дежурный вздрогнул:

- Так я же в этом доме. Гм… - И он, оторвавшись от протокола, повнимательнее посмотрел на собеседницу. Та буквально поперхнулась.

- Так вы же над нами, на четвертом этаже живете? Так это вы инспектора?

В ответ послышался только треск сломанной ручки…

***

Признаюсь читателю, что встреча дежурного по отделению милиции с женщиной в белом берете состоялась только в этом фельетоне. Что же касается остального - все верно. Желающих удостовериться направляем по вышеуказанному адресу. Кстати, в доме этом живут десятки семей работников милиции... 

А. Брискин.

  

1966 г.

Наша и ваша газета…

"Волжская коммуна" - одна из старейших областных газет Советского Союза. В 1957 году она награждена орденом Трудового Красного Знамени. Революционные традиции нашей газеты формировались еще в период царского самодержавия. С 28(15) марта 1907 года стал выходить легальный орган Самарского комитета РСДРП "Прибой", с которого и ведет свое летоисчисление наша газета. Затем названия газеты менялись, но неизменным было одно: на протяжении всей своей истории газета поддерживала тесные связи с широкими массами. А значит, уважаемый читатель, это и ваша газета, ведь мы советуемся с вами, прислушиваемся к вашему мнению. И сегодня редакция призывает вас еще активнее сотрудничать с родной газетой. Кстати, 25 ноября заканчивается подписка на "Волжскую коммуну". Подписка принимается без ограничения всеми отделениями и узлами связи, а также общественными распространителями печати на предприятиях, в колхозах, совхозах, учреждениях и учебных заведениях.


Новости партнеров