1935 г.

В клубе имени Венцека прозвучал «Евгений Онегин». Никто из собравшихся не слышал оперу в таком исполнении. Онегина пел рабочий Зубов, Ольгу — кассирша Зиновьева, Татьяну Ларину — служащая Егорова, Ленского — служащий Кацнельсон. На производстве все они рядовые работники, в большинстве — ударники,  а свое  свободное время они решили посвятить пению и пришли в хоровой кружок клуба... Закончилась последняя картина.
- Позор, тоска! О, жалкий жребий мой, - пропел Евгений Онегин. Но тут же за кулисами, став снова рабочим Зубовым, он рассмеялся над этими словами. Не тоска, а радость, как от хорошо выполненной работы в цехе, охватила его. И какой тут жалкий жребий, когда он, Зубов, рядовой рабочий, имеет возможность, если ему хочется, петь Евгения Онегина! И сотни товарищей горячо аплодируют «своему» Евгению...

Новости партнеров
Новости партнеров 16+