1929 год: Не остыла классовая борьба в Липовке

Сейчас, как будто, уже утихли страсти. Спокойно течет обмелевшая речушка в крутом овраге, заросшем бурьяном. Дед Василий, переживший несколько войн и революций, по утрам мирно ловит лещей, а чуваш Гараська ездит в ночное время охранять от волков лошадей. Лошади теперь стали сытыми на вольном корму и без работы. Нечего лошадям делать в Липовке Кошкинского района: тракторы пашут, сеют, жнут, молотят...

А весной речушка за огородами Липовки ревела бурным потоком, когда приехали сюда люди из города. Было собрание. Бабы орали громко: «Не желаем колхоз. Чтобы нам по кружке молока выдавали?». Мужики замахивались на них, поминая мать. Кричали грудные ребята и смешливо взвизгивали девки под щипками парней. Словом собрание продолжалось... Говорил бедняк Елисеев, что живет на самом краю деревни в избе, гораздо меньшей, чем свинарник у кулака Михалкина, выступал, наконец, и сам Михалкин, и его поддерживал вертлявый волосатый мужик Руднев...

На четырнадцатом по счету собрании был, наконец, принят устав липовского товарищества по совместной обработке земли. На первый взгляд все улажено. Организован колхоз, гудит молотилка, а вокруг нее работает дружная семья хлеборобов. Но на одном конце крошечной деревушки бедняк Елисеев пишет предложение о выселении кулака Михалкина, а на другом стоит притихший особняк Михалкина с закрытыми ставнями, за которыми  тихие разговоры о мести. А рядом «смирившийся» хитрец Руднев, который вьюном вертится, без мыла в душу лезет и который в любой момент продаст колхоз за фунт масла. Нет, не остыла классовая борьба в Липовке!

Новости партнеров
Новости партнеров 16+