1925 год: Железная стена

В революционную эпоху надо писать пьесы "созвучные" ей. - с революционерами, переворотами, свегающими троны, и т.п. Так, видимо решил Рында-Алексеев и сотворил "Железную стену", поставленную нашим гортеатром.

Но так как большая часть нашей публики, воспитанная на трескучих и пестрых эффектах кино, ждет их и в драме, то автор не поскупился сдобрить ими и свою "социальную пьесу". Здесь и дворец, и "подполье" заговорщиков, монарх, министры, блузы членов "боевой организации" и придворные туалеты, любовь и "классовая ненависть", - поцелуи и выстрелы, - словом, - "Короли и капуста" (Генри).

А в центре - "жуткая драма": Сыну выпал жребий убить своего отца. И отец этот - король, а сын - наследник престола, и в то же время - социалист и террорист.

Сняв блестящие мундиры, принц и его адьютант посещают тайные собрания "Центрального Комитета". Его высочество говорит рабочим зажигательные речи, призывает к вооруженному восстанию.

И в то же время этот необычный "революционер" развивает прерд своей возлюбленной, работницей-террориткой, маниловский план "революции сверху".

И не нужно никакого переворота: сделавшись королем, он передаст все бразды правлеия народу, и "железная стена" между народом и монархом будет разрушена.

Такова кратко идеологическая ценность "социального" драм-изделия Рында-Алексеева.

Впрочем, автор выказал знание сцены, умение развить действия. И ловко скроенная мелодрама смотрится легко, представляя продукт широкого потребления для малотребовательного зрителя.

Нашим гортеатром пьеса эта разыграна ровно и старательно. Наиболее яркое пятно дала сцена бурного заседания ЦК революционеров-боевиков.

А. Треплев.

Новости партнеров
Новости партнеров 16+