1968 год: Здесь раньше вставала земля на дыбы…

Недавно автору этих строк в составе группы советских туристов довелось побывать в ФРГ. Молодые социалисты города Мангейма, кому мы обязаны приглашением, скучать нам не давали. Насыщенная приемами, встречами и острыми дискуссиями, программа пребывания носила ярко выраженный политический характер: пришлось отвечать на град вопросов (от простодушно наивных до явно провокационных), отстаивать свои идеи и отвергать чуждые…

А отъехав от Куйбышева, мы — все шесть членов нашей группы — ждали первой встречи с западным немцем, образ которого ассоциируется в сознании с его сородичами, четверть века назад пытавшимися  распорядиться нашими судьбами. разумом каждый из нас понимал, что извечной вражды между народами не существует, что "немец" и "фашист" — понятия разные, что вина отцов не передается сыновьям по наследству…

И все же разговор неотвязно кружит вокруг этой темы. А встреча эта произошла неожиданно. Мы с Сергеем Кашафовым, слесарем одного из куйбышевских заводов, человеком незаменимым в подобных путешествиях, — умеющим одним перочинным ножом починить чемоданный замок или наручные часы, — пошли по пово в вагон-ресторан. Мы не обратили внимания на соседа за столиком, пока он не обратился к нам: «Заген зи, битте…» («Скажите, пожалуйста»!).

Даже нашего школьного знания немецкого языка хватило, чтобы не только оценить достоинства жигулевского пива… Итак, рядом с нами — житель Западного Берлина Генрих Ульрих. Живет с матерью (отец не вернулся с восточного фронта). Ездил туристом в Москву. В восторге от Красной площади и метрополитена. Кстати по поводу нашего метро мы и позже слышали самые восторженные отзывы западных немцев. Следущие восклицательные знаки шли за словами «Космос», «Большой театр», «Олег Попов» и «Лев Яшин»…

Мы также как и Генрих от самой Москвы не отходим от окон. Станции следования говорят сами за себя: Смоленск, например. «…Горящий Смоленск и горящий рейхстаг…» — эту песню Высоцкого мы пели всю дорогу, пытаясь найти следы былых сражений… Тщетно. Словно и не прокатился огненный смерч до Волги и обратно.Зато в самой Германии мы видели десятки домов, зияющих провалами окон и крыш. Руины мы встречали и в Штутгарде и в Кельне. А ведь на нашей земле война оставила несравнимо больше следов, чем где-либо.

И прошу позволения на несколько громких слов: великая гордость сознавать свою принадлежность к стране и народу, продемонстрировавший миру беспримерный ратный подвиг и подвиг созидания…

В. Швецов

 

Новости партнеров
Новости партнеров 16+