29 марта

1919 г.

Беспощадно борются со спекуляцией в Сергиевске избранники народа в лице председателя волостного Исполкома и его помощников. Они проводят реквизиции разных вещей, но вещи эти употребляют для собственного блага. Так недавно они реквизировали телку и съели ее, между тем, как избиратели их сидят голодные. А когда к ним приходят вдовы и солдатки и просят хлеба, так избранники народа посылают всех в Советскую лавку, а в лавке только крысы, да мыши.

1921 г.

Самарское управление водной милиции настоящим сообщает гражданам Самары, что в виду слабого состояния льда на р. Волге, для предотвращения несчастных случаев, всякое конное движение по Волге прекращено.

1923 г.

Для восстановления плашкоутного моста через Самарку при Комхозе создана специальная комиссия, установившая вознаграждение себе на предстоящую постройку в размере 4% со стоимости всего сооружения. А когда Комхозу предложили уменьшить его наполовину, тот объяснил, что комиссия состоит из трех членов высшей специальной подготовки, которым нельзя дать меньше указанного вознаграждения.

***

«Биржевики» - так они величают себя. Они - не финансисты американские, не заправилы Лондонского банка, а простые демобилизованные безработные. Их ежедневно можно видеть по 20-30 человек у восемнадцатого окна большого зала Самарской биржи труда. С песнями, веселые и бодрые, они переносили и голод, и холод в былое время, а теперь, теперь не то... Пособие они получают, иногда на работу на день пошлю, на железную дорогу. Но это все не то. Молот бы в руки, да на фабрику, но не требуется, говорят на бирже - сокращения везде. Биржевики между собой спаяны. Удастся одному работенку перехватить, так он своего коллегу зовет:

-Пойдем, Сомов! Двор надо очистить, да снег с крыши. Сорок лимончиков...

1924 г.

20 марта из дачной кассы станции Самара продолжали продавать билеты на поезд, который уже ушел. Когда же пассажиры вернулись в кассу, чтобы обменять билеты — касса оказалась закрытой. Таким образом люди потеряли и время, и деньги. И такие казусы, оказываются повторяются нередко.

1925 г.

-Эй, товарищи-приятели, «Коммуны»-газеты читатели... Слушайте! Был у нас Турунтай-дед, закручивал «Гайку» («Гайка» - сатирическая рубрика нашей газеты тех лет. Примеч.ред.), кому след. Теперь деда нет, а я «Гайку» продолжаю:

...В деревне тьма, а в городу — свет. Только кой-где и в городе порядка нет. Был на металлическом пятом заводе мастер Кузовкин. По заметке «Коммуны» за пьянство — не зря, перевели Кузовкина из мастеров в слесаря. Только не прошло и месяца — здрастье — опять Кузовкин — мастер. И у пьяницы в руках на целую смену весь завод. Правильный ли это оборот?

Прощевайте пока. Дед Лука.

1974 г.

По первым тактам «Песни о Житомире», созданной нашим земляком Григорием Пономаренко, стали сверять свои часы жители города. Музыка звучит через каждый час со старинной башни в центре Житомира. Мелодию воспроизводит электронный баян.

 Составил Сергей ГОЛЫШКОВ

Новости партнеров
Новости партнеров 16+