SOVA.INFO

Большеглушицкие истории: прогулка по музею

В Большой Глушице сохранилось немало старинных зданий с остатками былой красоты. Тени людей, которые там жили и трудились, кажется, до сих пор бродят по местному музею, где есть их фотографии, вещи и документы. В этот мир мы погружаемся с помощью заведующего Большеглушицким историко-краеведческим музеем Юрия Лазутчева и экскурсовода Татьяны Макаровой.


От "каменной бабы" до молокан

Самая старшая "обитательница" здешних мест из известных нам - "каменная баба", наследие скифов. Ее обнаружили не так давно в окрестностях села.

Еще в середине XVIII века Самарское Заволжье было безлюдной окраиной России. Лишь вблизи Большого Иргиза и Каралыка стояли юрты башкир - кочевников и скотоводов.

А потом сюда пришли переселенцы - русские, украинцы, мордва. Широкая раздольная степь, богатые рыбой реки и озера - все это давало крестьянам возможность развернуться. В музее можно увидеть карту (план генерального межевания) XIX века. В излучине реки - деревня Глушица.

- Среди переселенцев в здешние места было много старообрядцев, - рассказывает Юрий Лазутчев. - До сих пор они живут в деревне Тяглое Озеро. Были и молокане. На одной из фотографий мы видим тех из них, кто жил в селе Большая Дергуновка. Пришлось людям разной веры и с разными привычками "притираться" друг к другу. Обошлось без обид и столкновений. Даже многое друг у друга позаимствовали.

Лошадь по лотерее

Само музейное здание было построено в 1885 году и принадлежало одному из зажиточных сельчан - Миронову. Стены первого этажа, сложенные из кирпича, помнят многое. Когда-то здесь шумели балы, собиравшие самых богатых и образованных жителей села. Одно время в здании располагался трактир. После революции здесь был открыт Народный дом, и по вечерам молодежь собиралась на танцы. Проходили там и лекции, и спектакли. Затем у особняка был период более строгой жизни - почти полвека в этом доме находилось отделение Госбанка.

На здании рядом с нынешним названием улицы - Советская - обозначено прежнее - Базарная. Вела она к хлебной ярмарке, которой славилась Большая Глушица. А там, где ныне парк Победы и спорткомплекс "Юбилейный", располагалась Рыночная площадь, собиравшая множество народа.

Вот любопытная фотография 1913 года, сделанная как раз на этой площади.

- Мы видим здесь, как Биржевый комитет раздавал по лотерее лошадей, - комментирует Юрий Лазутчев. - Мальчик крутил барабан, и нескольким крестьянским семьям выпадала удача. Лошадками ведь далеко не все владели. А земля здесь изначально была не очень приспособлена для земледелия. Чтоб вспахать ее, нужно было четыре лошади запрячь. В одиночку вести хозяйство не получалось. Первые переселенцы объединялись в общины. Так они и привыкли работать. И столыпинские реформы, когда крестьян стали расселять по хуторам, большинство местных жителей не приняли. Кстати, об этом говорит и такой документ - прошение крестьян из села Большая Дергуновка Николаю II. В нем они просят вернуть землю общинам.

Биоскоп и "дедуля"-кузнец

На улице Чапаевской, бывшей Барановской, можно увидеть двухэтажный старинный дом из красного кирпича. Сейчас он пустует. А до революции в нем жил зажиточный крестьянин Семен Федорович Тарасов.

С ним связана история появления в селе биоскопа и электрического театра. Они стали доступны в Большой Глушице, в доме Тарасова, немногим позже, чем в Самаре, - в 1914 году. Двигатель приводил в движение генератор, от которого дом полностью освещался.

- Электротеатр для показа фильмов размещался на втором этаже, - рассказывает Юрий Лазутчев. - Здесь был зрительный зал на 193 места. Веранда для зрителей, которые во время просмотра фильма хотели выйти покурить, пообщаться. В фойе раздавали программки с содержанием картины. И грамотные сельчане читали их вслух неграмотным. Для показа фильма использовался киноаппарат английского производства. Просмотр сопровождался музыкальными импровизациями местного гармониста Лялина. Электротеатр просуществовал до 1917 года. Соседи стали писать жалобы губернатору. Жаловались, что двигатель сильно тарахтит и дымит. И грозит пожарами. А местный пристав ходит туда не для того, чтобы порядок навести, а ради своего удовольствия.

Электротеатр закрыли. Но в том же году предприимчивый Семен Тарасов подал прошение об открытии в этом доме на паях с товарищами механической мельницы. При этом были соблюдены все правила безопасности. Тарасов пробурил колодец, установил в каждом отделении мельницы пожарные гидранты. Но тут грянула Октябрьская революция. Здание было национализировано и отдано под санэпидстанцию, а затем - под больницу...

Почему улица, на которой находится этот дом, называется Барановской? Проживал в селе известный на всю округу кузнец Иван Баранов. Был он огромного роста и большой физической силы. (Его портрет есть на музейной фотографии членов волостного правления 1919 года.)

- Он не просто мог выковать любые изделия, - говорит Юрий Лазутчев, - но и сварить металл. Его внук, Владимир Иванович Баранов, как-то рассказал такую историю. Однажды сельский колокол лопнул, а "дедуля" (так он его называл) сумел восстановить его.

Владимир Иванович - тоже мастеровой человек. В честь "дедули" он построил часовню на местном кладбище. Да и отец его, Иван Иванович, сын кузнеца и сам кузнец, был человеком удивительным. Во время Великой Отечественной войны он одним из первых форсировал Сиваш. Был ранен в грудь, но с поля боя не ушел, пока не выполнил боевую задачу.

Кроме Ивана, у "дедули" было еще пятеро сыновей. Все были кузнецами и жили в одном родительском доме. Рассказывают, количество жильцов в нем, вместе с невестками и внуками, достигало 38 человек.
 
Баянные кнопочки из ракушек

А вот еще один экспонат и еще одна история. Походный сундучок жителя Дергуновки Ивана Егоровича Казачева, с которым он прошел всю Первую мировую войну. Сундучок хранили в обозе. Здесь были личные вещи, кисет, деньги, трофеи. Долгое время он стоял на погребнице у Казачевых. А потом его передал в музей внук Николай. На музейном снимке Иван Казачев - рядом со сослуживцем по фамилии Сорокин. Оба были людьми бесстрашными. Однажды они умудрились сбить из пушки, заряженной картечью, немецкий аэроплан, сбрасывавший бомбы на наши позиции.

Еще один необычный экспонат - баян, который в 1931 году смастерил местный житель, ветеран Великой Отечественной Михаил Николаевич Воробьев. Использовал он то, что было под руками. В частности, белые кнопки клавиатуры для левой руки мастер сделал из ракушек, найденных в реке Большой Иргиз. Баян часто звучал в послевоенное время на праздниках и гуляньях. И сам Михаил Николаевич тоже играл, обучился этому делу уже после войны. В музей он передал и фронтовую планшетку, и карту, которой он пользовался в Кенигсберге, воюя там.

А вот еще один музыкальный инструмент с историей. Фортепиано 1880 года выпуска. К этим клавишам прикасались пальцы знаменитой большеглушицкой учительницы, воспитавшей несколько поколений земляков, Лидии Михайловны Соколовской. Орден Ленина ей вручал лично Михаил Иванович Калинин. На крышке фортепиано - альбом епархиального женского училища, который она окончила в 1906 году. На стене - ее фото. Есть здесь и фотография ее единственного сына Левы. Он погиб в 1943-м, будучи командиром минометного взвода на Волховском фронте. Но она до последнего времени не верила в это, писала письма в разные инстанции, пыталась найти его. А потом написала про него песню.

Среди экспонатов мое внимание привлекла голова ангела, вырезанная из дерева. Имя ее создателя история не сохранила, но известно, как она попала в музей.

- Это часть украшения над парадным входом в деревянную Михайло-Архангельскую церковь в селе Вязовка (ныне это Большая Дергуновка). Село, кстати, было основано выходцами из Рязанской губернии. После ее закрытия церковь использовалась как склад зерна, как клуб. Здание просуществовало до пятидесятых годов. А ангелочка нам передала Вера Григорьевна Покровская, дочь псаломщика и старейшая учительница Большой Дергуновки. Ее дом стоял возле церкви. Он был похож на музей. Там было множество старинных вещиц, подшивки журналов начала прошлого века. Вера Григорьевна прожила до 101 года. И до последнего времени память у нее была изумительная. Она могла, например, продекламировать поэму "Руслан и Людмила", а потом переключиться на воспоминания о Гражданской войне...

Удивительно бережно относятся в этом селе к памяти о предках. Вот еще одно свидетельство этого. Генеалогическое исследование своего рода, которое передал музею один из местных жителей, Владимир Иванович Краснощеков. На "карту" нанесены фотографии и имена сотен его родственников - уже ушедших и ныне здравствующих. А корнями это генеалогическое древо восходит аж к восемнадцатому веку...

Новости партнеров 16+