SOVA.INFO

Илья Репин на Волге: к 177-летию великого русского художника

"Волжская коммуна" продолжает проект "Гений и место", посвященный выдающимся людям, связанным с Самарской областью и губернией. Завтра в селе Ширяево традиционно пройдет праздник, посвященный дню рождения Ильи Репина. Одна из самых его известных работ - "Бурлаки на Волге".

фото Фото: pixabay.com

Волжский простор

В судьбе Репина, который много поездил по России и Европе, наше Ширяево занимало особое место.

- Еще будучи студентом Петербургской академии художеств, Илья Ефимович пережил сильное впечатление от увиденной на Неве ватаги бурлаков, - рассказывает научный сотрудник Историко-музейного комплекса в Ширяеве Наталья Рыженкова. - Тогда же он задумал картину, посвященную этому тяжелому труду. Ему посоветовали отправиться к настоящим бурлакам - на Волгу.

В Ширяев Буерак (так раньше называли село) он приехал летом 1870 года в компании с младшим братом Василием и товарищами - художниками Федором Васильевым и Евгением Макаровым. До этого они проплыли от Твери до Саратова в поисках натуры для этюдов и вновь вернулись к Жигулевским горам.

Этот выбор сам Репин в своих воспоминаниях объяснил так:

- Мы не могли наглядеться на противоположный лесистый берег. Зеленый, тёмный, красивыми возвышенностями уходил он в небо. И дивно-дивно колебался в темно-зеленой воде широкими сочными мазками. Какая роскошь, безграничность! И веселье какое-то не покидает вас на Волге. Ширь, простор.

Жигулевские пейзажи покорили художников. В Ширяеве Репин встретился с бурлаками, сделал десятки набросков к своей будущей картине. Некоторые этюды и эскизы Ильи Ефимовича и его товарищей можно увидеть в музее Репина в Ширяеве. Этот дом когда-то принадлежал крестьянину Ивану Алексееву. Художники сначала хотели погостить у него в течение месяца, а потом остались до осени. Здесь в компании с друзьями Репин отметил свой двадцать шестой день рождения.

С жителями отношения поначалу не складывались. Те глядели на него как на чужака. В автобиографической книге "Далекое - близкое" Репин описывал, как он делал наброски портретов местных детишек:

- Детки, - говорю я громко, когда почувствовал, что ко мне уже достаточно привыкли, - посидите смирно, не шевелясь. Каждой, кто высидит пять минут, я дам пять копеек.

Девчонки это сразу поняли, застыли в своих положениях, и я с дрожью удовольствия стал бегать карандашом по листку альбома, ловя характеры, движения фигурок. Какая-то баба пришла, остановилась. От моего взгляда попятилась, исчезла. Пришла другая баба, что-то пошептала девчонкам, схватила за косы одну, вытащила ее наверх, откуда уже спускались две новые бабы, одна из них презлющая, с хворостиной в руке.

И начались громкие ругательства. Нигде так не ругаются, как на Волге. Это слыхали многие и знают, но чтобы бабы так ругались - этого, признаться, я и не воображал и ни за что не поверил бы.

- "Чего вы, чертенята, сидите? Разве не видите? Ведь это сам дьявол, он вас околдовал. Бросьте деньги: это черепки! Вот завтра увидите сами", - и стала хлестать хворостиной без разбору весь мой живой цветничок. Девочки завизжали, побросали пятачки, которые я так аккуратно выкладывал каждой фигурке, чтобы поселить в них доверие. Ко мне же спускались около десятка баб и трое мужиков. Все они таинственно шептались.

Чуть до драки тогда дело не дошло. Но вскоре художникам все же удалось подружиться с сельчанами. Некоторые из них даже выезжали вместе с живописцами на этюды в Курумоч и на Царев курган.

В то лето Репин побывал также в Морквашах. Местные жители произвели на него сильное и благоприятное впечатление. Художник писал:

- Ну вот и Моркваши. День воскресный, на берегу прибрежные: они любят Волгу и каждую свободную минуту высыпают на берег. Нас обступили. Какой красивый дородный народ! И откуда у них такая независимость, мажорность в разговоре! Как ни станет мужик, все красиво! И бабы подходят. Тоже княжны какие-то по складу: рослые, красивые, смелые.

Те волжские впечатления остались у Репина на всю жизнь. Об этом свидетельствуют строки из его письма Петру Алабину, написанного четверть века спустя:

- Прошу извинения, что не тотчас ответил вам на печатный циркуляр Самарского музея с лестным для меня признанием, что самарская интеллигенция считает меня своим до некоторой степени по моей деятельности, за мою картину "Бурлаки на Волге". Хотя идет двадцать пятый год с тех пор, как я работал для своей картины в окрестностях Самары и в самом городе. Но это время горячей юности живо стоит передо мной со всеми мелкими эпизодами столкновений с местным населением и со всеми разнообразными местами живой природы, среди которой неизгладимо прошло лето 1870 года.

Среди бурлаков

Второй раз в нашем крае, точнее, в губернском центре, художник побывал два года спустя. Об этом также упоминается в письме Алабину:

- Вторая поездка моя на Волгу в 1872 году для окончания картины ограничилась одной Самарой. С молодой женой я поместился на набережной, в небольшом домике, окнами на Волгу, и в продолжение недели рисовал и писал этюды с бурлаков на барках, подолгу оставаясь в их обществе. Они принимали нас дружелюбно и сами останавливали и унимали подкутивших буянов. Между ними находились очень богобоязненные люди, знавшие хорошо пение и церковную службу. Рисование их уже не удивляло. "Знаем, знаем, - говорили они, - с Ширяева так же вот списывали. Ничего худого, господа добрые были". 

Эта история вспоминается, когда попадаешь на нынешнюю набережную у Ленинградского спуска, где разместился необычный скульптурный объект, повторяющий фигуры репинских бурлаков. Обрамляющая их рамка поставлена таким образом, что задним планом служит сама Волга. Самарцы и гости города очень любят фотографироваться здесь.

Не иссякает поток туристов и к дому-музею Репина в Ширяеве. Там можно не только узнать о том памятном для любителей живописи лете 1870 года, но и ознакомиться с экспозицией, посвященной крестьянскому быту конца XIX века. Ныне этот дом - часть музейно-туристического комплекса, где проходят мастер-классы с участием художников, пленэры, выставки, биеннале современного искусства. Здесь же звучат народные песни, разыгрывают театральные представления, герои которых - Илья Ефимович и его знакомые.

Судьба картины

Четыре работы кисти Репина можно увидеть в Самарском художественном музее. Это этюд пейзажа к "Бурлакам на Волге", рисунок скачущего казака "По следу" и два масштабных полотна "Король Альберт" и "Портрет Рубинштейна".

Интересна судьба картины, замысел которой и привел Репина в наш край. Однажды, когда художник работал над "Бурлаками" в своей мастерской, к нему пришел незнакомый ему человек в русской поддевке. Он внимательно рассмотрел этюды и два из них купил. Этим гостем оказался московский промышленник, известный собиратель русской живописи Павел Третьяков. С тех пор у них сложились дружеские отношения. Третьяков высокого ценил искусство Репина, приобретал лучшие произведения. Однако "Бурлаки на Волге" в Третьяковскую галерею не попали, несмотря на большое желание коллекционера. По предварительной договоренности картину купил великий князь Владимир Александрович. Сейчас она находится в Государственном Русском музее в Санкт-Петербурге. А для Третьякова Репин написал еще один вариант "Бурлаков".

Последние 30 лет жизни Илья Ефимович провел в своем имении в Куоккале. После революции 1917 года и установления границы с Финляндией художник с семьей оказался за рубежом. На Родину он так и не вернулся, несмотря на настойчивые приглашения властей. Однако время от времени дарил свои картины советским музеям.

Новости партнеров 16+