Писатель-фантаст Вадим Панов рассказал самарцам о тайнах творчества


Он признался, что нарушает законы физики и термодинамики в своих книгах.

В рамках проекта "Писатель и библиотека" в Самарской областной универсальной научной библиотеке 5 декабря прошла первая встреча с фантастом Вадимом Пановым. Книги одного из самых популярных современных писателей последние 20 лет издаются регулярно. И все они имели успех у читателей, начиная с самого первого романа, вышедшего в 2001 году, - "Войны начинают неудачники".

Голос "внутреннего инженера"

Самого Панова неудачником никак не назовешь. Хотя начинался его путь в литературе не так уж и радужно. В детстве и юности он очень много читал. И сказок, и приключенческих романов, и детективов, и классики. Однако более всего ему по душе фантастика. Но когда он написал свою первую книгу, напечатал несколько экземпляров и пошел по издательствам, особых надежд на успех не было.

- Я знал, что получу отказ. Но мне нужно было понять, что в рукописи было не так. В пяти или шести издательствах меня даже не пустили на порог. А в одном издательстве мне удалось встретить редактора, который прочитал рукопись и, как ни странно, не забыл о ней. Я спросил, что с ней не так, и он выдал фразу, которая все мне объяснила: "Я не верю". Как у Станиславского. И действительно, читатели должны поверить в написанное, как зрители должны поверить актерам в театре. Я взял рукопись и в течение года переделывал ее. Там сохранились и герои, и сюжет. Но каждый эпизод был переписан. Я старался писать так, как будто сам видел все это своими глазами. После этого снова отнес рукопись в издательство, и ее напечатали.

Как и многие пишущие люди, Вадим Панов получил образование, не имеющее никакого отношения к литературе. Он окончил вуз с дипломом радиоинженера. И как писатель сумел обратить это обстоятельство в плюс.

- На мой взгляд, - говорит он, - техническое образование дает возможность системного подхода к литературе. Мне интересно обдумывать книгу, составлять ее четкий план. И уже потом набрасывать черновики. Всего лишь один или два раза финал моего романа не соответствовал первоначальному замыслу. На мой взгляд, если ты не знаешь, что именно хочешь получить в итоге, лучше не берись за дело.

Прозвучал в ходе встречи и такой "хитрый" вопрос: вправе ли писатель-фантаст нарушать законы физики и термодинамики?

- Да, вправе. Если это оправданно. Ты придумал что-то – объясни. А если я не верю этому объяснению, книга попадает в разряд "так себе". Мой "внутренний инженер" постоянно требует объяснений того, что происходит в книге. И если у меня, скажем, появляется в тексте дирижабль, я тщательно изучу его строение, где что расположено, как его можно модернизовать таким образом, чтобы он выполнял художественные задачи, поставленные в книге. А если я этого не сделаю, мой "внутренний инженер" начнет ржать надо мной.

Один из читателей выразил мнение, что в наш век писателю-фантасту невозможно написать о каких-то технологических новинках, как в свое время Жюлю Верну и Герберту Уэллсу. Вадим Панов не согласился:

- Удивительные изобретения продолжаются. Чем это обернется для нас – об этом я размышляю в серии романов "Аркада".

Полюбить злодея

На встрече с самарскими читателями разговор, среди прочего, зашел о самой большой и самой популярной серии его романов о мистической Москве "Тайный город". На вопрос, что вдохновило его на создание этой серии, писатель, как нередко бывало в ходе встречи, отшутился:

- Если честно, мне стало нечего читать в какой-то момент.

Серия населена огромным количеством персонажей. Причем для автора очень важно, чтобы второстепенные запоминались не меньше главных.

- Если ты вводишь в роман какого-то персонажа, ты должен его полюбить, - считает Вадим Панов. - Самое сложное – полюбить злодея. Но если ты не сможешь показать его как интересного, харизматического человека, то и главному герою некому будет противостоять. А нет противостояния – нет истории.

Как выяснилось из вопроса одного читателя, есть даже браузерная онлайн-игра по "Тайному городу".

- Нормальная игра, - оценил писатель. - Я и сам как-то играл в нее. Но недолго. Это не мое.

Как сказал фантаст, учителей в литературе у него, к счастью, нет. Каждое "ученичество", по его мнению, влечет за собой невольное подражание. Но есть авторы, близкие по духу. Прежде всего, американские фантасты 50-60-х годов прошлого века: Роберт Хайнлайн, Клиффорд Саймак, Айзек Азимов, Роберт Шекли.

- У всех них есть нечто общее, - полагает Вадим Панов. - Они увидели, какой грандиозный рывок сделало человечество в середине века. Как далеко оно шагнуло вперед. И это ощущение рывка – в их рассказах. И еще - колоссальный оптимизм. Человек не может жить все время с ощущением, что все вокруг плохо. Я стараюсь, чтобы и в моих книгах было больше оптимизма, юмора. Даже если юмор получается черным.

По поводу общей ситуации с литературой в России писатель особого оптимизма не выражает:

- 90 процентов того, что сейчас выходит, - абсолютная ерунда. Впрочем, так было всегда и всегда так будет. Выходит немало книг о том, как написать бестселлер. В такой ситуации Остап Бендер поднялся бы очень высоко. Если было бы возможно воплотить в жизнь советы авторов этих книг, мы были бы завалены бестселлерами. Но в том-то и прелесть творчества, что результат абсолютно непредсказуем. Автор написал книгу и не знает, что с ней будет дальше. И никто не знает. Даже если редактору понравился роман, и он уверен, что это будет хит, далеко не всегда такие прогнозы сбываются...
Новости партнеров
Материал по теме