Самарский краевед Георгий Квантришвили рассказал о детстве российских писателей, проведенном в нашем крае

29 октября в рамках проекта "Умный четверг", организованного областной универсальной научной библиотекой, прошла видеолекция "Вёсны жизни".

Тема размышлений краеведа и литератора Георгия Квантришвили - как отразился наш край в воспоминаниях российских писателей о своем детстве. Наверное, тут обычный читатель навскидку сразу же вспомнит "Детство Никиты" Алексея Толстого. Ну, может быть, еще "Динку" Валентины Осеевой. Пропитанные радостью книги, которые ждала счастливая судьба. Они много раз переиздавались.

А между тем в литературе есть менее известные, а то и совсем забытые имена авторов, чьи книги о детстве, проведенном в нашем крае, представляют большой интерес. Хотя эти произведения стали раритетами, а некоторые вообще остались только в рукописях. Начиная с середины девятнадцатого века и до конца прошлого столетия эта копилка пополнялась все новыми и новыми "детствами". Георгий Квантришвили не только сделал обзор этих книг, но и проследил взаимосвязи между ними, рассказал, как соотносятся в них реальность и художественный вымысел.

Одно из малоизвестных имен, которое предлагает вспомнить исследователь, - Гавриил Потанин. Выходец из крепостных, родившийся в Симбирске, живший в Самаре с 1847 по 1860 годы и ставший автором семейной хроники. Ее первоначальное название - "Крепостное право".

- Эта книга была для ее автора своего рода аутотренингом, - рассказывает Квантришвили. - Таким образом, он словно бы компенсировал собственные неудачи в жизни. Приехав в Санкт-Петербург, Потанин показал рукопись Некрасову, который был тогда редактором журнала "Современник. " И когда тот прочитал ее, он понял, что это уникальная рукопись. В русской литературе до того времени не было описания детства выходца из крепостных. Цензура, правда, зарубила название. И эта вещь публиковалась в журнале под названием "Старый старится, молодой растет". Некоторые критики называли Потанина "русским Диккенсом". Однако Гавриил Никитич, человек по своим воззрениям консервативный, оказался в то время не ко двору. Рукопись так и не была напечатана до конца. Потанин вернулся в Симбирск, и его все забыли. В полном варианте эта рукопись хранится в архивах. Иногда Потанина называют автором одной книги. Хотя у него есть и другие достойные произведения, с колоритным описанием Самары середины девятнадцатого века. Любопытно, что мемуары о Потанине оставил отец Даниила Хармса, Иван Ювачев. Для него Гавриил Никитич был культовой фигурой.

Лекция Квантришвили была наполнена интересными литературными наблюдениями. Мы узнаем, например, что многие мотивы повести Александры Бостром "Мое детство" (скажем, "путешествие" по неотапливаемой части имения) перешли потом в "Детство Никиты", написанное ее сыном, Алексеем Толстым. И что сама эта повесть Александры Львовны была впервые напечатана в журнале "Задушевное слово" вместе с русским переводом "Пиноккио". Вполне возможно, что Алексей Толстой, перечитывая мемуары матушки, заинтересовался и этой сказкой, превратившейся впоследствии под его пером в "Золотой ключик". В ряду полузабытых писателей Георгий Квантришвили упоминает и Ивана Кундурушкина. И высказывает соображение, что "в паре" с толстовским "Детством Никиты" интересно прочитать автобиографическую книгу Кундурушкина "Ванька-острожник", вышедшую в 1926 году. Дело в том, что эти писатели - практически земляки и ровесники. Но если у Толстого описано счастливое детство, то у Кундурушкина оно наполнено страданиями.

В числе книг, упомянутых Квантришвили, - "Детские годы Багрова-внука" Сергея Аксакова (первое произведение такого рода), "Жар-птица" Николая Тиханова и "Так росли мальчишки" Евгения Морозова, "Дальние зарницы" Петра Левицкого и "Утро жизни" Степана Скитальца, "Семейная хроника" Веры Головиной (Ворониной) и "Крах керосинового переулка" Гдалия Глозмана. Каждое из этих произведений не похоже на другое. Так же, как не похожи друг на друга авторы, их детские игры, мечты, открытия и разочарования. Из писателей недавнего времени исследователь выделяет Андрея Павлова с книгой "Зеркало", Юрия Шанькова с произведениями "Дух сиреневый" и "Мальчишки с улицы Самарской". А еще известного сказочника Владимира Бондаренко, так пронзительно описавшего свое деревенское детство в книге "Лысогорье", что она стала плачем по утраченной цивилизации.

Фото: pixabay.com

Новости партнеров
Другие новости