SOVA.INFO

Три невероятных подвига адмирала ФСБ Германа Угрюмова

Слышали вы когда-нибудь про то, что на ядерном полигоне Новой Земли четверо матросов взяли в заложники 65 учителей и школьников, требуя доставить их на самолете в воюющую Чечню? Или о том, как торпедист захватил атомную подводную лодку, именуемую "Акула"? Как террористы бесчинствовали в Краснодарском крае? Вряд ли. Спецслужбы успешно завершили операции. Люди говорили слова благодарности Герману Угрюмову - адмиралу Федеральной службы безопасности, в которой подобных званий вроде как не предполагается.

фото Фото: Самарское время

Матросы Северного флота превратились в террористов

Как рассказывает сайт "Самарское время", в конце августа 1998 года четверо дагестанцев - 19-летние Раидин Бугаев, Шамиль Шамхалов, Гусейн Шарипов и Темерлан Мальсагов, проходившие срочную службу на ядерном полигоне на Новой Земле, были арестованы за неуставные отношения и направлены на гауптвахту в поселок Белушья Губа. Там уже находился матрос Дмитрий Хозяинов, попавший туда всего лишь за самоволку.

Арестанты нашли общий язык и разработали план: напасть на часового, забрать у него оружие и улететь в Чечню. Когда в очередной раз их вывели на работу, заговорщики напали на охранявшего их солдата, проломили ему голову и забрали АКМ. Взяли в заложники водителя Зил-131 и офицера-медика, погрузились в машину и приказали ехать на военный аэродром.

По дороге врачу удалось выпрыгнуть из кузова и поднять тревогу. Матросы, в одночасье ставшие бандитами, решили идти ва-банк: терять стало нечего. Свернули к местной школе, где взяли в заложники 65 человек - педагогов и ребят. Потребовали оружие, автобус до аэропорта и самолет для вылета на Северный Кавказ.

Начальник местного гарнизона, контр-адмирал Виктор Шевченко, вступивший в переговоры с бандитами, предложил им себя в обмен на других заложников. Негодяи вроде согласились, но, взяв на прицел мужественного адмирала, детей все же не отпустили. Загнали всех в автобус и выехали на летное поле.

Правда, здесь не выдержали нервы у одного из злоумышленников - Шахмалова. Остальные сдаваться не собирались, хоть и понимали, что Москва уже оповещена и срочные меры предпринимаются.

На Лубянке действительно среагировали молниеносно. Заместитель начальника Управления военной контрразведки ФСБ России контр-адмирал Герман Угрюмов уже летел на Север и из самолета руководил группой захвата регионального отделения спецопераций Управления ФСБ, которая отправилась на Новую Землю из Мурманска.

Тем временем на аэродром, который находился под контролем террористов, приземлился военно-транспортный самолет Ан-12 - обычный плановый борт, прилетевший по расписанию. Бунтовщики решили, что это шанс, и захватили его экипаж. Пока самолет под автоматами заправляли горючим и готовили к вылету, контр-адмирал Шевченко сумел убедить бандитов отпустить других заложников. Остался только он сам и экипаж: мол, зачем вам везти к ваххабитам ораву детишек-северян?

Террористы сочли такой аргумент резонным и, оставив для охраны летного экипажа Дмитрия Хозяинова, решили съездить в поселок за документами и личными вещами под прикрытием взятого в заложники контр-адмирала.

"Альфа" появилась, как всегда, в самый неожиданный для террористов момент. Во время захвата Шарипов был тяжело ранен (скончался в больнице), остальные обезврежены. Вторая группа спецназа взяла Хозяинова. В то время главой ФСБ России был Владимир Путин. Он в тот же день получил шифровку об успешном завершении операции, общее руководство которой было возложено на Германа Угрюмова.

В ежемесячной газете "Спецназ России", учрежденной Международной ассоциацией ветеранов подразделения антитеррора "Альфа", почти через год вышел подробный материал об этой операции. В нем рассказывалось:

- К длительным срокам заключения в колонии приговорил суд Северного флота трех матросов, захвативших в сентябре 1998 года заложников на ядерном полигоне на Новой земле. Четвертый преступник был направлен в психбольницу. В ходе следствия у него обнаружили психическое расстройство - его отправили в клинику. Другие получили 18, 9 и 6 лет строго режима.

"Альфа" захватила "Акулу" с террористом

Спустя всего несколько дней бойцам все того же подразделения "Альфа" пришлось захватить атомную подводную лодку.

Рассказывает "Независимая газета":

- На стратегической базе атомных подводных лодок Северного флота "Скалистый" произошло чрезвычайное происшествие, не имевшее аналогов за всю историю советского и российского Военно-морского флота. Торпедист многоцелевой атомной подводной лодки типа "Барс" матрос Александр Кузьминых напал на своего сослуживца матроса Бочанова, несшего вахтенную службу, и ударом кузнечного зубила убил его. Завладев автоматом Калашникова и 30 патронами, злоумышленник спустился в подводную лодку и тяжело ранил дежурного офицера, убил еще 7 подводников и забаррикадировался в носовом отсеке атомной субмарины.

Мотивы, побудившие Кузьминых совершить это коварное преступление, до сих пор остаются неизвестными. Никаких требований он не предъявлял. Матрос был признан на военную службу Приморским райвоенкоматом Санкт-Петербурга в феврале 1997 года и, по сути, уже готовился к дембелю. Поэтому версия о том, что причиной преступления была "дедовщина" в подразделении, наименее вероятна. До службы он окончил 11 классов, к уголовной ответственности не привлекался. Отношения в семье Кузьминых характеризовались с положительной стороны.

До происшествия экипаж подводной лодки был на хорошем счету у командования. Субмарины проекта 971 предназначены для нанесения ударов по корабельным группировкам и береговым объектам противника. Их строительство началось в начале 80-х. Помимо торпед они могут оснащаться крылатыми ракетами "Гранит", а также противолодочными ракетами.

Взрыва даже одной торпеды достаточно для уничтожения как самой субмарины, так и рядом стоящих кораблей.

К месту чрезвычайного происшествия в срочном порядке было переброшено специальное подразделение ФСБ. Эта группа в конце предыдущей недели уже участвовала в боевой операции. 5 сентября бойцы этого спецподразделения успешно обезвредили матросов-террористов на ядерном полигоне Новой Земли, взявших в заложники школьников и захвативших самолет.

После срочного доклада в Москву о сложившейся ситуации была создана группа Главного штаба ВМФ, утвержденная Главным командующим адмиралом Владимиром Куроедовым, вместе с ней вылетела оперативно-следственная группа управления военной контрразведки во главе с Германом Угрюмовым.

11 сентября адмирал с группой спецназа уже находился рядом с захваченной террористом подлодкой. "Альфовцы", прилетевшие опять из Мурманска, блокировали все подходы к причалу, командование Северного флота эвакуировало людей в безопасную зону.

Угрюмов, только прибыв на место, взял ответственность за проведение операции на себя, чем, мягко говоря, обескуражил чисто флотских адмиралов. Принимать решения приходилось с молниеносной скоростью.

Как писал позже военный журналист Александр Витковский:

- Принятое Угрюмовым решение было настолько ошарашивающим и нестандартным, что подивились даже профессионалы. Технология той операции еще и сейчас хранится за семью печатями, и никакими клещами нельзя вытащить из чекистов хоть два слова о ее проведении. В результате преступник был уничтожен, а страна избавлена от трагедии, которая по своим масштабам немногим бы уступала чернобыльской.

Можно добавить со слов одного офицера, участвующего в операции, что команда Угрюмова прозвучала как нельзя вовремя: когда первый отсек АПЛ был разблокирован, а террорист мертв, обнаружилось, что под одной из торпед горит кучка промасленных "концов", но трагедии удалось избежать.

Как обезвредили террористов на курорте

Об операции в сентябре 2000 года в гостиничном комплексе Лазаревское вспоминает офицер группы "А" ꓽ
- Нас подняли по боевой тревоге и сообщили, что террористы захватили несколько человек в гостиничном комплексе поселка Лазаревское - неподалеку от Сочи. Больше - ничего. Пока мы готовились к вылету, телевидение показало небольшой сюжет, из которого мы хотя бы увидели, как выглядит этот комплекс. Ситуация была не похожа на другие: заложников приковали наручниками к трубам отопления. Чего хотели террористы, каковы их требования - мы не знали. То есть летели в неизвестность. В принципе, у нас все отработано, требовалось посмотреть само место, изучить объект, подходы к нему, разобраться в обстановке на месте.

По словам офицера, с Германом Угрюмовым он был знаком еще по боевым действиям в Чечне:

- Знали, что это умный и решительный офицер, который всегда подкупал новизной разработок боевых операций. В самолете провели мозговой штурм: сколько задействовать людей, какие спецсредства и так далее. С нами - наш руководитель генерал-лейтенант А.Е. Т-ов и Герман Алексеевич. Угрюмову такая операция внове, но он спокойный, как Будда: коль решение принимать предстоит на месте, незачем заранее нервничать и суетиться. Еще до нашего прилета в Лазаревском создали оперативный штаб из офицеров местного ФСБ и МВД. Получив от них первичную информацию, я с тремя бойцами группы отбыл под здание гостиницы, чтобы засветло осмотреть объект, подходы к нему - говоря по-ученому, на рекогносцировку.

Выяснилось, что штурмовать предстоит третий этаж: заложники и террористы находились там. Скрытно проникли на второй, послушали, о чем разговаривают на третьем, оценили состояние заложников, поведение террористов:

- Вернулись, доложили все Герману Угрюмову. В штабе, который он сформировал по прилету - минимум людей, обстановка спокойная, деловая, без нервозности. Первое, что сделал Угрюмов - убрал ненужные звенья штаба, оставил лишь тех, кто доставляет информацию и кто будет действовать, когда придет "час икс". Второе, что он сделал - обрезал пути проникновения слухов: каждому поставил конкретную задачу и потребовал столь же конкретного доклада.

По этим докладам и вырабатывалась схема операции:

- Террористов было пять или шесть человек, уже не помню точно. Заложников - трое плюс одна женщина "подсадная". О ней мы узнали, когда после завершения операции нашли выброшенную видеокассету. Наша задача осложнялась еще одним обстоятельством: дело в том, что до прилета "Альфы" по заложникам пытались работать другие группы, но они были замечены террористами, которые дали понять, что у них серьезные намерения, и бросили в окно две гранаты - Ф-1 и РГД. Главарь террористов был непредсказуем: то спокойно вступает в переговоры, выдвигает требования, то вдруг срывается и начинает орать, что перестреляет всех заложников и живым в руки не дастся. Требования он выдвигал разные: сначала большую сумму, потом связь, оружие, потом опять деньги…

Адмирал быстро получал всю информацию о ходе переговорного процесса. Много слушал, никого не перебивал, делал пометки в блокноте, отдавал четкие и короткие указания. С течением времени из Москвы на него начали давить: где результат? Почему не начинаете операцию? А мы с момента прилета были настроены на штурм, это понятно.

Как рассказывает офицер, после очередного доклада Угрюмов положил ему ладонь на плечо:

– Ну, что, Седой, штурмовать собрался? Ты и твои ребята - все профи, я на вас надеюсь. Но давайте сделаем так, чтоб все прошло успешно и желательно - без крови.
Переговоры с террористами блестяще провели наш начальник генерал Т-ов и подполковник Милицкий - герой буденновского штурма. Они договорились об освобождении заложников и сдаче террористов. Все прошло четко, без задоринки. Успешно, как сказал Угрюмов. Эта тройка - Угрюмов, То-в, Милицкий - сработали виртуозно и очень слаженно, без какой-либо нервозности, суеты, окриков. По изменившейся ситуации сразу принимали очень грамотные решения.

Однажды на совещании у Владимира Путина после его вступления в должность председателя Правительства России в числе приглашенных оказался Угрюмов. В свое время Путин, несомненно, был в курсе многих операций, проведенных при его участии. Подтверждением тому послужила реакция нынешнего Президента России.

При объявлении по списку присутствующих Путин остановил говорившего: "Известен. То есть - лично известен". С тех пор адмирала Угрюмова еще долго звали "Лично известен".

Справка:

Угрюмов родился 10 октября 1948 года в Астрахани. Окончил Каспийское высшее Краснознаменное училище имени Кирова в Баку, после чего был направлен в Каспийскую военную флотилию на большой пожарный катер, где дослужился до командира корабля. В 1976 году окончил Высшие курсы военной контрразведки. В звании капитан-лейтенанта занимал должности оперуполномоченного, старшего оперуполномоченного, замначальника и начальника особого отдела КГБ СССР по Каспийской флотилии.

1992-1993 годы - начальник отдела МБ РФ по Новороссийскому военно-морскому гарнизону, затем начальник Управления ФСК-ФСБ России по Тихоокеанскому флоту.

1998 год - Центральный аппарат ФСБ России, первый заместитель начальника Управления военной контрразведки, руководитель органами контрразведки в Военно-морском флоте.

1999 год - первый заместитель начальника 2-го Департамента ФСБ, руководитель Департамента - заместитель директора ФСБ России. В подчинении - Центр специального назначения ФСБ (группы "Альфа" и "Вымпел"). Участвовал в разработке и проведении контртеррористических операций в Северо-Кавказском регионе.

21 января 2001 года - руководитель Регионального оперативного штаба ФСБ России на Северном Кавказе.

30 мая 2001 года присвоено воинское звание "адмирал". Ранее, 20 декабря 2000-го, присвоено звание Героя Российской Федерации.

Награжден орденами "За военные заслуги" и "Знак Почета", медалями "За отвагу на пожаре", "За отличие в охране государственной границы СССР", "За службу в контрразведке" III и II степеней.

Скончался 31 мая 2001 года. Похоронен в Москве на Троекуровском кладбище.

Новости партнеров 16+