SOVA.INFO

"Утопия на ужин": перформанс на Фабрике-кухне напомнил историю здания и страны

Самарский филиал Третьяковской галереи на Фабрике-кухне еще не открылся, но первое событие в памятнике конструктивизма уже провел. Целую неделю здесь показывали перформанс "Утопия на ужин" хореографа Анны Абалихиной, художника Ксении Перетрухиной и композитора Алексея Сысоева.


Съесть историю

Обновленная Фабрика-кухня еще не готова к работе, поэтому мероприятие называлось не открытием, а презентацией. Тем более что юридически самарский филиал давно существует, а вот шедевр конструктивизма только недавно освободили от строительных лесов. Здание стало главным героем вечера.

У многих самарцев есть личные воспоминания, связанные с Фабрикой-кухней. Кто-то ел здесь пирожки в кулинарии, кто-то ходил в "Сквозняк". Наверняка кто-то, как и я, до начала общественной кампании по спасению здания не знал, что в плане она изображает серп и молот, что построена Екатериной Максимовой и что это одно из первых зданий в России, спроектированное женщиной-архитектором. Более того, на момент начала борьбы за чуть было не попавшую под снос фабрику про Максимову почти ничего не было известно. Пока архитектор Виталий Стадников, ставший одним из главных инициаторов и медийным лицом кампании, проводил велопробеги и объяснял чиновникам ценность объекта, аспирант тогда еще архитектурно-строительного университета Александр Исаков собирал подробности биографии Максимовой. Теперь ей посвятили одну из частей "Утопии на ужин".

На первом этаже зрителей встречал перформанс Ксении Перетрухиной. Три перформера (в основном в этом качестве выступали сотрудники самарских музеев) раз в пять минут откусывали по кусочку от пирожных, на которые были нанесены названия помещений из первоначальных планов Фабрики-кухни. Участники съели, например, "Кладовую солений", "Прием посуды", "Кондитерский цех", "Детский зал", "Моечную" и "Обеденный зал № 3".

Разбить утопию

На втором этаже гостей ждала основная часть "Утопии", подготовленная авторитетной театральной командой. Анна Абалихина - один из лидеров российского современного танца, Ксения Перетрухина - один из ведущих театральных художников, а Алексей Сысоев - современный композитор, много работающий в театре. Все - неоднократные номинанты и лауреаты "Золотой Маски", впрочем, давно не нуждающиеся ни в каких отсылках к наградам. Давно в Самаре не было театрального проекта, выпущенного таким именитым составом.

В "Утопии на ужин" авторы работают со смыслами, связанными с Фабрикой-кухней, вписывают проект общественного питания в общий контекст истории страны. В первой части зрители сидят за столами в залитом светом бывшем обеденном зале (все три располагались в "серпе"). Медленно выходят работники фабрики в белых халатах с тележками, стелют скатерти и в танце ставят перед каждым зрителем тарелки. Черным на белом на них напечатаны тексты "утопического" периода советского проекта: с плакатов, посвященных освобождению женщины "из-под власти печного горшка", из Маяковского и Олеши. А еще из книги Самогорова, Пастушенко и Исакова "Фабрика-кухня. Екатерина Максимова". Хор (в перформансе участвовал Камерный хор СГИК Solaris и приглашенные вокалисты) пропевает те же тексты. Постепенно буквы на тарелках начинают "сыпаться", "скакать", а тексты в третьей "перемене блюд" уже официозные, из журнала "Рабочий народного питания" и газеты "Правда" (дизайн тарелок - Шифра Каждан). Зал заставляют комнатными растениями (кстати, это не только метафора начала новой жизни, но и отсылка к недавно найденным фотографиям фабрики 1930-х). Музыка, в которой до того нарастал саспенс, "заедает", как пластинка, и зрителей ведут в другое пространство.

Вторая часть завораживающе красива и жутка в своем потустороннем ритме. В темном пространстве "молота" у стены что-то (по нотам) строчат на пишущих машинках люди в темном - явно доносы, "дела", протоколы. Такие же люди в рабочих халатах в центральной части зала танцуют вокруг столов и стульев, иногда как будто пытаются оторваться от мебели, меняются местами и снова оказываются "привязанными" к столу.

Утопия и в первой части выглядела сомнительной. Заданные одинаковые движения перформеров, всегда выстроенных в геометрически правильные ряды, вряд ли обещали счастливую свободную жизнь. Во второй уже совсем не было никакой надежды. В музыке вдруг начинался суровый маршевый счет, от которого участники вздрагивали, забирались на столы и начинали бить тарелки. Конечно, те самые, с текстами времен расцвета авангарда, обещавшими всеобщее равенство и счастье.

Вернуться к началу

Третья часть "Утопии на ужин" снова переводит зрителя в "серп". В том зале, в котором публика "обедала" вначале, хор пропевает биографию архитектора Екатерины Максимовой и танцует девушка, потом уже двое, трое, пятеро заполняют танцем большое пространство, проходят сквозь ряды зрителей к окнам и снова возвращаются в центр. В этой части, как ни в какой другой, действует сама архитектура здания, в первую очередь благодаря свету. Он идет из другого зала, но через огромные окна освещает помещение, создает тени от рам, повторяющие конструктивистскую расстекловку (художник по свету - Илья Пашнин).

Биография Максимовой противоречива. Добившаяся успеха в архитектуре, строившая не один комбинат общественного питания, она попала под поезд при невыясненных обстоятельствах в марте 1932 года вскоре после открытия самарской Фабрики-кухни. Через некоторое время за ней придут, чтобы арестовать, но будет уже некого. И тем не менее финал перформанса запоминается светлым. Для меня он про надежду, про прибавление смыслов, про круги истории, на очередном витке которой мы снова в пространстве фабрики, сохраненной и восстановленной максимально близко к первоначальному замыслу. Еще немного - и в этом огромном здании снова будет жизнь, пусть и не связанная с освобождением женщины из-под власти кухни. Наверняка Максимова осталась бы довольна, окажись она здесь в 2021-м.

До весны 2022-го

Одного жаль, что для такого большого (около часа) перформанса было мало сопроводительных материалов. Многие смыслы и отсылки прошли мимо зрителей. Например, далеко не все поняли, какие тексты пел хор, не все знали, что последняя часть посвящена архитектору, и так далее. Это не значит, что ничего не было понятно. Эмоции и образы не требуют дополнительной информации, но очень хочется, чтобы сопровождение проекта соответствовало его масштабу.

В самый главный день презентации и показа (не знаю, как в остальные) странно мало уделили внимания команде авторов. Никто даже не представил их после окончания действия. Впрочем, программка "Утопии на ужин" оформлена максимально корректно и грамотно, во вкладыше напечатаны поименно все перформеры, что нечасто встретишь в Самаре.

Самарский филиал Третьяковской галереи переедет на Фабрику-кухню не раньше весны 2022 года. Первая же выставка запланирована здесь следующей осенью.

Новости партнеров 16+