SOVA.INFO

Внук тайного агента: к 207-летию со дня рождения Константина Грота

"Волжская коммуна" продолжает проект "Гений и место", посвященный выдающимся людям, связанным с нашим краем. Одним из самых известных из дореволюционных самарских губернаторов стал Константин Карлович Грот. Он руководил регионом с 1853 по 1860 год.

фото Фото: Архив

Внук лютеранского священника

У Константина Грота потомков не осталось. Его же брат Яков Карлович, известный филолог, воспитал четверых детей. И уже его внуки написали хронику семьи Гротов, которая дошла до нашего времени.

Повествование там ведется с середины XVIII века, когда дед Константина Карловича, Иоаким Христиан Грот, приехал в Кенигсберг. Его взял к себе на службу секретарем барон Николай Корф, генерал-губернатор Восточной Пруссии, тайный агент императрицы Елизаветы Петровны. В Кенигсберге Грот познакомился и подружился с молодым Григорием Орловым и философом Иммануилом Кантом. После отставки Корфа он последовал за ним в Санкт-Петербург. Здесь стал пастором лютеранской церкви святой Екатерины на Васильевском острове.

Иоаким Христиан Грот был самым известным в городе лютеранским священником. Свои проповеди он всегда писал сам и при этом в стихах. Кстати, именно он первым в России заговорил о борьбе с эпидемией оспы и убедил в необходимости этого императрицу Екатерину II.

Сын Грота, Карл, провел шесть лет во дворце, был в гуще событий в стране, обучал царских детей, потом оказался в петербургской чиновничьей среде. Его жизнь оборвалась рано - он утонул в Неве. Жена, оставшись с тремя детьми, решила определить обеих сыновей в Императорский Царскосельский лицей. Там стали проявляться разные интересы братьев. Яков увлекся гуманитарными науками, а Константин с юности задумал связать свою жизнь с государственной службой.

Преобразил город

Время, предшествовавшее великим реформам в стране, требовало опытных и, главное, неподкупно честных чиновников высокого ранга. Самарской губернии в этом отношении повезло. До своего назначения сюда Константин Грот работал на посту чиновника по особым поручениям при хозяйственном департаменте Министерства внутренних дел. Он объехал множество российских территорий и проявил себя жестким ревизором. Его жутко боялись, не раз пытались подкупить, но это было невозможно. Не в последнюю очередь именно по этой причине в 1853 году ему поручили управление молодой Самарской губернией, уездные чиновники которой погрязли во взяточничестве.

Сохранились письма Грота родным и друзьям. За строчками, написанными до приезда в Самару, виден жизнерадостный, веселый человек, который любил светское общество, музыку, окружал себя интересными людьми. В Петербурге, в доме его друзей Гирсов, где он часто бывал, постоянно звучали произведения Глинки, Даргомыжского. Сюда приходил известные певицы, актеры. Шли разговоры о литературе и философии. Ничего этого в Самаре тогда не было. Поэтому, приехав на волжские берега, он был несколько разочарован. Здесь Константин Карлович был завален делами. И как человек педантичный, он последовательно решал их. В одном из писем того периода он писал, что в сутках должно быть 48 часов, а не 24, чтобы справиться со всеми теми заботами, которые навалились на него в Самаре.

В должности самарского губернатора Грот прославился как человек, не берущий взяток. Он создал команду единомышленников, пригласив на службу молодых деятельных выпускников Казанского, Петербургского и Харьковского университетов. Среди них, к слову, был сын великого русского актера Михаила Щепкина.

Константин Грот с немецкой настойчивостью заставлял местных чиновников вести невиданные до того работы по благоустройству города - мощение улиц, строительство тротуаров, уборку мусора. Он же стал инициатором появления уличного освещения. Даже став центром губернии, Самара с наступлением сумерек погружалась во мрак. На темных улицах промышляли грабители.

Первый проект установки фонарей Грот забраковал, так как столбы предлагались очень низкие, а в качестве топлива хотели использовать дешевый хлебный спирт. Губернатор заявил, что "спирт будет быстро разворован и выпит если не фонарщиками, то городскими обывателями". В итоге комиссия постановила, что высота фонарных столбов должна быть не менее 3,5 аршина (около 2,5 метра), чтобы до светильника нельзя было дотянуться руками. Гореть же они должны были за счет спирто-скипидарной смеси, непригодной для употребления внутрь. Первые уличные фонари в Самаре установили на улице Дворянской (ныне Куйбышева). Зажглись они в ночь на 3 декабря 1860 года.

За семь лет сумел Грот преобразить город вопреки всем обстоятельствам - сопротивлению чиновников и стихийным бедствиям (в тот период Самара горела дважды). При нем здесь построили театр, мужскую и женскую гимназии, открыли публичную библиотеку, разбили обширный городской сад на берегу Волги.

Будучи до предела занятым делами губернии, Грот успевал также заниматься политической деятельностью. Именно Константин Карлович начал готовить в Самарской губернии отмену крепостного права. В марте 1858-го он издал циркуляр о создании губернского дворянского комитета для подготовки реформы. За претворение в жизнь задуманного он получил в 1861 году чин тайного советника.

Кроме того, Грот вел в Самаре борьбу с откупщиками, практически ликвидировав этот институт. Откупщики потеряли выкупленное ими у правительства право собирать налоги с питейных заведений и потерпели огромные убытки. Водку тогда делали плохую, а продавали дорого. Грот стал вводить акцизы, чтобы люди, покупая спиртное, были уверены в качестве. По этому поводу откупщики на него часто жаловались в Петербург, но их кляузы не возымели никакого действия. В 1860 году Грота перевели в столицу по настоянию великого князя Константина Николаевича для разработки акцизной реформы в России, с чем он блестяще справился.

Еще Грот был одним из инициаторов изменений в государственной тюремной системе. Во многом благодаря ему положение российских заключенных приблизилось к европейскому уровню. Кстати, начались эти преобразования в Самаре. При его губернаторстве здесь перестроили и улучшили тюремные помещения, а взрослых арестантов стали обучать письму и чтению.

 Первый почетный гражданин

После возвращения в столицу Константин Карлович через какое-то время стал директором департамента податей и сборов. Потом занимал другие высокие государственные должности. В 1871 году он организовал комитет для возведения памятника Пушкину в Москве, который открыли в 1880-м. Также при Академии наук учредили премию имени поэта. Ее присуждали за исследования по истории русского языка и литературы и за сочинения по изящной словесности.

Самара не забыла своего губернатора. В 1864 году Грот первым получил звание почетного гражданина города. В его честь были названы три стипендии в учительской семинарии и стипендия в реальном училище имени Александра I.

Бывший самарский губернатор любил хорошую книгу. Его личная библиотека насчитывала несколько тысяч томов художественной и научной литературы. На протяжении многих лет Грот опекал Александровскую публичную библиотеку Самары, которой постоянно дарил книги. Да еще в таком количестве, что исчислялись они нередко по весу - в пудах. И свое личное собрание, за исключением изданий о ссыльных, он завещал Александровской библиотеке. Теперь оно хранится в областной универсальной научной библиотеке.

Новости партнеров 16+